00:33 

Фанфик!

Лайрэ Айменель
Эхехехе... Нет, чукча не писатель, совсем прямо вот. Но, с другой стороны, надо же куда то впечатления деть, а то много их, и прямо вот переполняюсь я ими, переполняюсь... нет сил терпеть, в общем.
А все потому, что смотрю я Игру Престолов... И перечитываю ЧКА... Нет, конечно это вещи разные, но как то так просочеталось оно в голове моей, и родилась МЫСЛЬ. Ну ладно, наверняка я тут не первооткрыватель, и уже эта мысль приходила в голову всем... Но. Но вот если подумать, и сделать такое допущение.
Вот, допустим, Белые ходоки, магия льда, и все такое северное- северное!
И в ЧКА - там духи льда. И тоже, что примечательно, Север!
А откуда есть пошли Белые Ходоки нам прямо не говорят, все так смутно и намеками больше, что пожалуй и даже можно сказать честно "непонятно совершенно, откуда они взялись и что такое на самом то деле!" Загадка, то есть... И тут мне подумалось. И мысль было уже не остановить, как тот поезд, идущий под откос. Великолепный, стремительный... И совершенно не остановимый ничем, ага.
А если Ходоки- выходцы из Арты, на которой начался Дагор Дагорат, а Мелькор не мог же дать своим детям погибнуть! И вот как то так удалось сделать, чтобы в общем им спастись удалось. Только не "там", а "здесь". В смысле в Вестерросе...
ой, чувствую, побьют меня, как есть побьют, за такие измышления.)) Что "те", которые ближе к Арте-Арде, что "эти" которым милее Семь Королевств и иже.


Мы звенели и смеялись, играли и танцевали - в том, что для других было бесконечной, но искристой темнотой, а для нас - сияло всеми оттенками серебра и синевы. Как легко - вскинуть руки, закрутить снег легчайшими лентами, посылать их виться в воздухе, кружить, взлетать и падать, скользить поземкой, и танцевать среди этого сияния - о, оно никогда не было просто белым. Легко танцевать среди вьющихся искр, называть все цвета - серебристый, стальной, бледно-голубой, и снова серебро, чувствовать прикосновения снежинок, различать неповторимый узор каждой из них - отступать на шаг, и видеть, как они складываются в целое, что составляет новый узор. Смех - такой же льдистый, как и все вокруг.

Бесконечно можно смотреть, как ветер несет поземку, как выстраивает снежные холмы, как меняет их форму. Бесконечно течет время в долгой зимней ночи - хочешь - поднимись на любую из вершин, туда, где не будет даже снега, потому что злые ветра сорвали его, и только черный, изъеденный теми же неуемными вихрями пик высится - вонзается в небо. Поднимись - и смотри вверх, ты выше скалы, но еще выше - звезды, крупные, огромные звезды. Поющие звезды. И ветер поет - его песнь на вершине дика, неукротима, он пронизывает тебя насквозь, пусть ты сам - тоже ветер и снег, ветер и лед. Стой и чувствуй, что вы родные, но не самые ли страшные враги получаются из тех, кто такой же, как ты? Можно вспомнить того, кто создал тебя, его лед и холод - его жар и огонь, и тех, кто так похож на него, но кто враг ему - стал ли врагом, всегда ли был... Черная вершина, черный камень, кости земли - а над тобой бескрайнее небо, и такие прекрасные, такие холодные звезды.

Бесконечно можно смотреть на ледник - как несокрушимо он стоит, как неотвратимо его движение, как прекрасен голос пластов льда, которые шепчут тебе и друг другу, скрежещут ласково о том, что они движутся, что они идут к холодной, черной воде... Слушать, как обрушиваются в воду, видеть, как откалывается ледяная гора - как громко, возмущенно всплескивает океан! Какая волна вздымается и обрушивается вновь, и вновь вскипает вода! Называть для себя все оттенки, которые видишь - и черный, и фиолетово-черный, и сизый, и антрацитовый... Смеяться и придумывать новые слова, которыми можно назвать то, что видишь - потом принести их братьям, звенеть словами и льдинками - смотрите, слушайте! Морэхэлльа - похоже? Хэлльайанно - ты слышишь этот цвет так же, как я? Найдем новые слова вместе?

Всё это - было, было некогда, бесконечно длились ночи и струился свет звезд, и играли зеленые сполохи, разворачивались как свитки, мерцали и бледнели, и разгорались снова, бесконечно длились дни и сияло солнце, белое солнце, и мириады его отражений во льдах сияли ему в лицо. Струилось время, и острые звезды сдвигались со своих мест, и мы звенели удивленно и придумывали им новые имена. Двигалась земля, рушились пики, стонала земля, когда ее черный хребет переламывался и выстраивался вновь, и поднимались новые скалы, с новыми лабиринтами ходов, и новые пути прокладывали неумолимые ледники.

Тот, кто создал нас, дал нам имя и голос, дал нам жизнь - он уходил и возвращался, и вновь ушел - и мы не ждали его, танцуя в ночи, только знали, что он где-то есть, пусть даже его не почувствовать больше, и каждая звезда пела нам его голосом. Мы не ждали и не тосковали о нем, как можно печалиться, если каждый из нас - это отпечаток его воли, его взгляда и его любви? И его одиночества...
Посмотри на своего брата, если хочешь увидеть того, кто создал тебя - отсвет его сияния в глазах брата, отзвук его музыки в голосе брата, печать его неповторимости - во всем облике брата. Посмотри и не тоскуй, смотри и помни, и знай, что ты сам - такой же... И совершенно другой. Такое же изменичивое, текучее совершенство льда, метели, снега и света.

Стонала земля, стонал воздух, и само время, казалось, выкручивают чьи-то безжалостные руки. Вспыхнуло небо - не тем, привычным нам бледным и зеленым огнем - алое, невиданное многие и многие годы, алое, которое мы успели почти забыть, затопило небо от края до края, и наши снега окрасились в цвет, который мы хотели забыть, но никогда не могли - в цвет горячей живой крови. Взметнулись ветра - черные, злые, оскалившись, рванулись к нам - и насквозь, и впервые мы закричали, узнавая боль и отчаяние, которое приходит с болью. Мы метались - но наши льды обратились против нас, наши снега кипели и исходили жаром, черный камень стал алым и потек там, где раньше текли ледяные реки. Нам больше не было места в мире, да в таком мире уже ничему не могло быть места, и самого мира тоже не могло быть - он искажался, сминался и рушился сам в себя, чтобы вновь подняться, перекрученным, чтобы рухнуть обратно, и с черно-красного неба падали звезды, кровавые, жаркие, гневные.
Мы кричали - и мы вновь услышали его. Мы узнали его - он вернулся. Он вернулся, изменившись страшно, он горел и пылал, но мы не могли не узнать его - даже тая и плавясь, цветок льда остается единственным в своем роде, никогда не станет похожим на что-то другое, его всегда можно узнать - даже если он искорежен, даже если он... искажен.
Он упал к нам с неба, словно еще одна пылающая, черно-алая звезда, он накрыл нас тишиной, и больше не было скрежета камня, грохота скал, кипения лавы. Жар вокруг него, но голос его - тот же лёд и та же зима, к которым мы впервые открыли глаза когда-то.
Уходите, сказал он нам, уходите - я не знаю, какими вы станете там, куда я открою вам дверь, но там вы - будете, вы сможете - стать. Здесь нет больше места для вас, сказал он, и в его голосе стыл морозный туман, вы не можете здесь остаться - я не могу сделать, чтобы вы здесь остались...
И он вскинул руки и опустил их, и завизжал разрезаемый воздух, холодный свет полыхнул и пропал, оставив прореху - проход в новую, молчащую зимнюю ночь.

Мы уходили, скользили друг за другом, один за одним исчезали в проеме, и каждый немного медлил перед тем, как сделать последний шаг - чтобы взглянуть в глаза тому, кто создал нас, и назвать ему свое имя, и повторить - имя его. Он держал для нас этот странный путь, не давая ему закрыться, и слышал каждого, и каждого - знал до последнего перезвона, до мельчайшей ледяной пылинки. Он был с каждым из нас - до последнего шага. И даже чуть дальше - до первого шага по новой земле...

Как тихо было здесь, каким незнакомым шепотом говорил ветер, как странно светили незнакомые звезды. Как долго молчали мы, как тихо двигались, как неловко - так непривычно...
Изнутри каждого прорастало что-то, чему мы не могли дать названия - последний его дар, потому что открытый путь был - предпоследним.
Он повторял имя каждого, произносил его почти так, как надо - немного иначе - и этим касался сути и изменял ее. Новое имя звездой вспыхивало в каждом из нас, и мы чувствовали, что меняемся - так, как расцветает узор инея, как становится все сложней и причудливей снежинка...
Чувствовали, как плотней становимся, тяжелей, как не можем больше развернуть морозные крылья. Знали, что не сможем больше танцевать среди вьюги - будучи ее частью, не почувствуем, как летят сквозь нас иглы ледяного ветра - отдаваясь не болью, а лишь серебряным удивлением и смехом... Кто-то из нас вскрикнул, ломая тишину сухим непривычным треском, вскинул руку - такую плотную, странную руку - и засмеялся, увидев, как послушно взметнулась лента вьюги. Мы смеялись тогда, привыкая к новым телам, новым голосам, двигались неловко, делали шаги - такие же шаги, какие делали плотные там, дома... Дома.
Я обернулся тогда и взглянул туда, где только что были врата - врата, за которыми остались наши льды и скалы, наши земли, наше небо и наши ветра. Я вспомнил - еще одного, который был создан. Он приходил к нам, он был яростен, он говорил...

- Это наш дом. Теперь это наш дом, и мы никогда не оставим его. Больше никто не заставит нас уйти.

И ледяной меч с готовностью лег в мою ладонь.





@темы: пишу..., ЧКА, Льды Вестероса, Арда и Арта

URL
Комментарии
2017-04-18 в 04:01 

Айхалли Хиайентенно
Это же Ангамандо, чувак!..
Кому, может быть, и не понравится, а мне - море искрящегося удовольствия! И язык такой распевный, звенящий, слова лёгкие-лёгкие, словно снежинки. Именно так, только так можно писать про Хэлгэайни - чтобы читать хотелось нараспев. И мысль о том, что Мелькор успеет вернуться к Битве Битв, чтобы успеть спасти создания его темы - она настолько ПРАВИЛЬНА.
Мне хотелось бы почитать продолжение - про то, как они новый для себя мир осваивали, как знакомились с людьми, великанами и Детьми Леса, как вообще шла их история потом.
У нас с вами хэд-каноны, может быть, и не сходятся. Но так хочется вашу версию истории Ходоков! Это красиво. Красиво, как ледяные узоры на тёмном стекле.
В репост можно? Раз уж я собираю всё достойное и примечательное про Ходоков?

2017-04-18 в 04:40 

Лайрэ Айменель
Айхалли Хиайентенно, ой, приятно то как! Конечно можно репост, кто же откажется от минутки славы)))
А так- да, я думаю писать еще, только вот с мыслями и сюжетом собирусь!
Мелькор успеет вернуться к Битве Битв, чтобы успеть спасти создания его темы - она настолько ПРАВИЛЬНА Да!!! ДАДАДА! Ну правда, не мог же он их бросить! Он бы точно мог вернуться и спасти их, я верю вот!
И еще раз- спасибо за теплые слова такие, мне действительно очень приятно и очень важно, что хоть кому то это понравилось.

URL
2017-04-18 в 04:51 

Айхалли Хиайентенно
Это же Ангамандо, чувак!..
Мне понравилось! Так что с удовольствием "покурю" продолжение и развитие темы.

2017-04-18 в 04:53 

Лайрэ Айменель
Айхалли Хиайентенно, значит, придется мне взять да и написать! А то как же так, нехорошо совсем получится!

URL
2017-04-18 в 04:57 

Айхалли Хиайентенно
Это же Ангамандо, чувак!..
Вдохновения и удачи1 Прекрасно же ведь.

2017-04-18 в 17:38 

Лайрэ Айменель
Айхалли Хиайентенно, уруруршечки)

URL
2017-04-19 в 01:42 

Айхалли Хиайентенно
Это же Ангамандо, чувак!..
Мрррр....

   

Пустой дом на заброшенном перекрестке

главная